В марте 2018-го Миша Романова ушла из группы «ВИА Гра» из-за беременности. Лишь полтора года спустя стало известно, что счастливое событие омрачила… операция по увеличению груди, которую врачи по халатности сделали певице, когда та была на 16-й неделе беременности. Общий наркоз мог навредить плоду вплоть до его замирания. К счастью, все обошлось. Специально для Alexblack.wtf Миша рассказала, какой ужас пережила тогда.
Миша Романова

Я решила рассказать эту историю, чтобы предупредить других женщин о равнодушии врачей. Несмотря на то, что эта тема болезненная для меня по сей день, я нашла силы говорить, так как молчание в моем случае сродни соучастию в преступной халатности врачей. Мне хочется обратиться ко всем женщинам, которые имеют похожие намерения, и сказать, чтобы они не доверяли врачам на все 100%, а перепроверяли показания у других специалистов. К сожалению, в этой жизни никто не застрахован от халатности врачей. Как показывает моя история и истории других женщин — это не редкость.

Маммопластика

В детстве я была гадким утенком. Были проблемы с лишним весом, к тому же с малых лет я очень сильно заикаюсь. Дети порой бывают очень жестоки: конечно, надо мной смеялись. Я страдала, стала неуверенной в себе, появилась масса комплексов.

Лишь спустя время я поняла, что нужно взять себя в руки. Я много работала над собой, и спорт стал неотъемлемой частью моей жизни. Мое тело — результат адского труда. Сегодня мне нравится участвовать в откровенных фотосессиях: наверное, таким образом я пытаюсь продемонстрировать и где-то даже похвастаться плодами своей работы.

С возрастом, как и каждая девушка, я хотела нравиться не только себе, но и противоположному полу.

Мужчины, в которых я влюблялась, делали неоднозначные намеки по поводу моей груди. Я долго не воспринимала эти слова, но потом решилась. Думаю, с сегодняшним восприятием себя я бы уже не сделала операцию.

Мне хотелось нравиться мужчинам, и поэтому я пошла на такой шаг. Думаю, с сегодняшним восприятием себя я бы уже не решилась на операцию.

Когда у меня появились финансовая возможность (забегая вперед: увеличение груди обошлось в 6 000 евро) и достаточно времени, я обратилась в одну из лучших клиник в Киеве, специализирующуюся на эстетической хирургии, прошла необходимые анализы и врачи заверили, что у меня нет противопоказаний для операции. Как выяснилось позже, либо они не смотрели в анализы, либо увидели беременность, но решили смолчать…

В общем, врачи уложили меня на операционный стол, и уже после я узнала о том, что нахожусь в положении. Хирургическое вмешательство под общим наркозом было проведено на 16 неделе беременности. 

#СкороМама

Тот день я не забуду никогда в своей жизни. Когда врач сообщила, что я стану мамой, а плоду уже больше четырех месяцев, я была раздавлена! От такой шокирующей новости я просто выскочила на улицу и пробежала где-то квартал — пока не поняла, что так и осталась в больничных бахилах. Чуть-чуть придя в себя, первой я позвонила, конечно, маме. Сквозь слезы сказала: «Ты станешь бабушкой». Мама была счастлива, а я пыталась прийти в себя.

Новость о беременности застала меня врасплох.

Я ненавидела себя за то, что доверилась врачам. У меня не было никаких признаков того, что я жду ребенка. 

Цикл был обычным. При этом токсикоз обошел меня стороной, а я знаю, как многие будущие мамы из-за этого страдают. К тому же это была предновогодняя пора: мы в «ВИА Гре» давали много концертов, выступали на корпоративах. Постоянные перелеты, отсутствие нормального сна — сбои в организме при таком образе жизни были для меня обычным явлением. 

Внешне моя беременность тоже никак не проявлялась. Я была очень худой, много занималась спортом, поэтому живот не округлился.

Признаюсь честно, я не была готова к материнству. Я рассчитывала, что в моей жизни все сложится по-другому: появится любящий мужчина, который станет мне мужем, затем у нас родится долгожданный первенец, мы будем счастливой семьей. Вышло же все совсем иначе: с отцом ребенка мы расстались еще до моей операции. Папа Мартина — молодой украинский режиссер. Я не называю его имени, потому что мы не общаемся сейчас. Мы с ним очень разные люди и решили даже не пытаться быть вместе только из-за сына. Уверена, на ребенке это сказалось бы лишь негативно.

Спасти малыша

Впав в депрессию и проплакав неделю, я все же взяла себя в руки. Поняла, что слезы здесь не помогут, и начала действовать: отыскала лучших врачей в Киеве и прошла все необходимые обследования. Несмотря на то, что я понимала, что проведенная операция могла навредить моему ребенку, об аборте даже речи не шло. Я из такой семьи, где подобные вещи неприемлемы. Решение рожать было бы принято в любом случае.

Слава Богу, все обошлось: анализы показали, что мой малыш в порядке. Он так хотел жить, что со всем справился. Видимо, я родилась под счастливой звездой.

Придя в себя, я, конечно, поехала в клинику пластической хирургии, чтобы услышать от специалистов, которые делали мне операцию, хоть какие-то объяснения. 

Когда я встретилась с врачом, он был напуган: просто смотрел на меня, у него тряслись руки. Рядом стоял врач-анестезиолог: он начал меня утешать, рассказывая, что такие случаи уже были и со всеми пациентками все в порядке. Тот факт, что для них сделать общий наркоз девушке на 16-й неделе беременности является нормой, меня просто шокировал. Знаете, что они в итоге сделали? Не зная, как загладить вину, они подарили мне еще один бюстгальтер для моей новой груди. Представляете? Это было очень странно. 

Морально я была раздавлена. Конечно, нужно было решать вопрос с группой. У меня был подписан пятилетний контракт, который подходил к концу. Я ушла из «ВИА Гры» за полгода до его окончания. Не знаю, как сложилась бы моя судьба, если бы не беременность. Я уже тогда понимала, что мне пора начинать что-то свое, всегда хотела работать сольно, и сын только подтолкнул меня к этому.

Покидая коллектив, я и не думала никому ничего рассказывать и объяснять. Мне хотелось скрыться от всех глаз.

Я жила в страхе, не зная, чем обернется беременность, все ли будет в порядке с моим ребенком. Было не до оправдываний и признаний в соцсетях: я думала лишь о здоровье малыша.

Во всей этой истории меня очень поддержала моя мама. Еще тогда по телефону она вселяла в меня уверенность, говоря: «Дочка, не переживай, все будет в порядке, вырастим». Кстати, она давно мечтала о внуках, все повторяла: «Когда же ты о детях будешь думать?», в то время как я разъезжала по гастролям и не заботилась о своей личной жизни. Все мои одноклассницы к тому моменту уже имели по двое-трое детей и тоже не совсем понимали, как я так живу. Конечно, в глубине души я мечтала о детях. Просто не форсировала события.

Если не считать морального потрясения, беременность протекала хорошо. Физически я отлично ее переносила, постоянно ходила на консультации, у меня были прекрасные специалисты. Я вела активный образ жизни: до пятого месяца работала в группе, с разрешения врачей занималась спортом и лишь после 38-й недели снизила темп, так как уже с трудом могла передвигаться — я была очень большая. На последних неделях чувствовала себя шариком, хотя набрала относительно немного: всего 13 килограммов. После родов уже была минус семь и довольно быстро вернулась в форму. Сейчас я вешу даже меньше, чем до беременности.

Мир, о котором я не знала до тебя

Я всегда знала, что первым у меня будет мальчик. В детстве когда мы мечтали с подружками, я говорила, что хочу сына. Поэтому когда врачи сказали, что будет парнишка, я совсем не удивилась. А вот над именем думала долго: хотела, чтобы оно было красивое и необычное. Малыш должен был появиться на свет в июле, и я решила посмотреть, чьи именины есть в этом месяце.

Увидела имя Мартин, и мне оно запало в душу. Решила так и назвать.

День, когда я стала мамой, запомню на всю жизнь. Малыш долго не хотел появляться на свет, но на 41-й неделе все случилось. Одним прекрасным июльским днем. Легкими роды назвать не могу: было и тяжело, и больно, но все равно это лучший день в моей жизни.

Сегодня с ребенком мне очень помогает мама. У меня достаточно плотный график, много концертов, и мама постоянно находится с Мартином, за что я ей очень благодарна. Она для него как вторая мама. Совмещать материнство и карьеру тяжело, но, кажется, мне удалось найти баланс. Хотя, конечно, сложности есть. Например, бывает, сидишь, пишешь текст для новой песни или настраиваешься на творческую волну, как тут мама кричит: «Миша, поменяй Мартину подгузник!». В этот момент творческие замки рушатся, и ты невольно возвращаешься в реальность. Но это мелочи. У меня колоссальная поддержка, благодаря которой я могу продолжать заниматься тем, что люблю.

Пока не чувствую, что где-то что-то упускаю. Мне удается уделять достаточно времени и ребенку, и карьере.

История не знает сослагательного наклонения, и я не могу знать, как сложилась бы жизнь, не случись со мной того, что случилось. Но о самой операции я не жалею. Мы живем в 21 веке: если тебя что-то в себе не устраивает, ты вправе это изменить. Мне кажется, ничего страшного и предосудительного в этом нет. Важно лишь быть на все 100% уверенным, что с вашим здоровьем все в порядке и нет никаких противопоказаний.

Признаюсь, когда я придала эту историю огласке, то надеялась, что у врачей той клиники хватит мужества сделать первый шаг, попытаться найти мирное решение конфликта, признать свою вину. Но они никак не отреагировали: все так же продолжают выставлять красивые фото в Инстаграме и приглашать девушек сделать фигуру мечты. У них все хорошо, все прекрасно. Думаю, я не готова оставлять все как есть. В планах привлечь специалистов клиники к ответственности, ведь из-за них я могла бы сейчас и не быть счастливой мамой прекрасного мальчика по имени Мартин.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here